Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Взнос от VAK
СообщениеДобавлено: Сб сен 12, 2009 2:17 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт июн 30, 2009 12:58 pm
Сообщения: 33
Я тут в чужой монастырь со своим уставом попытался вломиться. Так что в непризнанные гении записываться не стану. А предложу вам фрагмент произведения совершенно иного рода.

Необходимое вступление.
Самое начало 20 столетия, провинциальный сибирский город. Театр. В антрепризе, работающей в этом сезоне, служит суфлером Афанасий Кузнецов. Вот его внучка, Даша, барышня пятнадцати лет и является героиней романа.
Накануне в театре была премьера, вызвавшая восторг публики. А за кулисами вскоре после премьеры произошло тройное убийство. Убит и друг Афанасия Николаевича, которого Даша тоже почитала не чужим себе человеком. Она стала невольно главным свидетелем, хотя и попала на место преступления тогда, когда преступник уже скрылся.
Утро следующего дня.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Взнос от VAK
СообщениеДобавлено: Сб сен 12, 2009 2:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт июн 30, 2009 12:58 pm
Сообщения: 33
Как ни странно, но уснула я, едва коснувшись головой подушки. Но спалось плохо. Все снилась та тень, что мелькнула в дверях ведущих в театральное фойе. Порой мне казалось, что я вижу того человека, даже узнаю, и пытаюсь догнать. Вот только проснувшись, никак не могла вспомнить, кто же мне во сне померещился. В конце концов, я сама на себя разозлилась: с чего вдруг мне эта тень покоя не дает? И тут-то меня осенило, что я и в самом деле видела тень! Не смутный силуэт человека, как мне казалось. Дверь эта открывалась внутрь коридора и человек, из нее выходящий, был прикрыт уже створкой. Так что видеть его я не могла. А вот его тень на стене видела! В фойе, как раз напротив этой двери яркая лампа, а внутри полумрак, потому тень была достаточно четкой. И тень эту отбросить мог только мужчина, или на крайний случай женщина в мужском платье. Но последнее было бы совсем уж странным, никому бы, из присутствовавших в театре, дам и в голову не пришло одеваться в мужское платье. Меня такое открытие отчего-то обрадовало, и я заснула почти спокойно.
Поутру мы даже не успели закончить завтрак, как в дверь постучался полицейский.

- Госпожа Кузнецова кто здесь будет? Барышня, господин судебный следователь просит вас по возможности быстро прибыть в управление полиции. Вот и сани за вами прислал. Да вы из-за стола-то не выскакивайте! Дмитрий Сергеевич сказал, что слишком уж торопить непозволительно.

- Может, тогда и вы с нами чайку выпьете? – предложил дедушка.

- С превеликим бы удовольствием, но на службе не полагается. Опять же в санях наш кучер дожидается, вот и получается, что мне без него чаи распивать неудобно, а всем управлением на чаи напрашиваться – это уже полное невежество. Я уж вас в санях дождусь.

- Поди ж ты! – восхитился дедушка, когда ранний гость вышел из дому. – Не приходилось раньше замечать, что полицейские чины деликатность проявлять умеют, да еще и шутить!

- Так тоже поди люди, - ответила ему Пелагея. – Коли человек не заслужил плохого к себе обращения, чего на него злыднем смотреть и грубить?

- Дед, я тебя прошу…

- Не проси. Не могу я дома сидеть в таких-то обстоятельствах!

- Да знаю я, что тебя не удержишь. Но ты одевайся тепло. Пожалуй, валенки обуй. А я пошла, - сказала я, отставляя в сторону стакан с недопитым чаем.

До управления было совсем рядом, рукой подать. Сначала по нашей улице направо, потом вдоль Обруба, тоже не сильно-то длиной улицы, до базарной площади. Как все же зима меняет город! Второго дня площадь выглядела грязной и запущенной, а сегодня укрытая снегом была просто красива. И сразу стало видно, что и торговые ряды, и биржа за ними очень красивы и отличаются благородством линий. А река Томь полностью покрылась льдом и смотрелась бесконечным заснеженным полем.

Мы лихо вкатились во двор и еще более лихо остановились у самого входа в городское полицейское управление.

– На второй этаж, барышня, - сказал мой провожатый и распахнул передо мной дверь.
Я кивнула и стала подниматься вслед за полицейским. Тот проводил меня до нужного кабинета, постучал и, не дожидаясь ответа, отворил двери.

- Дмитрий Сергеевич, госпожа Кузнецова…

- Заводи гостью, - тут же откликнулся хозяин кабинета. – Зачем человека за дверями держишь?

Выглядел Дмитрий Сергеевич усталым, под глазами залегли черные тени. Видимо, ночь он провел совершенно без сна. Но был гладко выбрит, бодр, а из-под воротника мундира сиял белизной и свежестью подворотничок.

- Примите мои извинения за столь бесцеремонное вторжение, - принялся он извиняться, помогая мне снять шубку, - но обстоятельства таковы, что задержки не дозволяют. Давайте мы с вами на диване устроимся. Мягче будет и удобнее. Да и мне самому все эти жесткие стулья и допросы…
Он не закончил, а лишь махнул рукой.

- Чаю или кофе не желаете?

- Спасибо. Я как раз закончила завтракать, когда меня к вам позвали.

- Ну, раз вы сыты, то я не слишком буду смущать вас, если допью свой кофе.

Он взял со стола недопитую чашку размером едва ли не в полведра и сел на другой край дивана.

- Сергей Николаевич подробно пересказал мне все, что узнал от вас накануне. Увы, но это единственная толковая информация, которой мы в настоящий момент располагаем. Поэтому позволю попросить вас еще раз рассказать с самыми мелкими и незначительными подробностями о событиях вчерашнего дня.

Он умолк давая мне собраться с мыслями, и выслушал мой рассказ, не произнеся ни слова.

- Большое спасибо, - поблагодарил он меня, но был при том явно разочарован.

- Дмитрий Александрович, - приберегла я для конца рассказа главную свою новость, - а я, пожалуй, могу достоверно сказать, кто выходил из коридора в фойе. Это был мужчина. И мы, наверное, сможем довольно точно определить его рост.

- Позвольте, но вы только что заявили, что не видели выходящего, да и не могли его видеть, поскольку появились в коридоре точно в тот момент, когда выходивший или выходившая были уже скрыты створкой двери. И что вы видели лишь тень?

- Все верно. Именно тень я и видела, а ночью отчетливо вспомнила, как та тень выглядела. Такую тень мог отбросить только человек в мужском костюме. Могу за это поручиться.

- Так, а это еще что за словесные фигуры? – тут же ухватился за мои слова следователь. - Насчет человека в мужском костюме? Почему не сразу - мужчина?

- Да вы по этому поводу не волнуйтесь, Дмитрий Сергеевич. Я совершенно уверена, что никакой женщины, переодетой в мужчину в театре быть не могло. Это только в водевилях девицы в мужчин переодеваются, и их никто не узнает. В жизни такой маскарад сразу бы заметили, при таком-то числе народу, что вчера в театре был.

- Ну, спасибо, успокоили. Мне и вправду никто ни о чем подобном не сообщил. Хорошо! Мужская и женская тень, простите, тени человека в мужском платье и в женском должны и в самом деле значительно разниться. И даже вскользь брошенным взглядом это можно заметить. В этом я с вами согласен, а что вашим показаниям можно доверять безоговорочно, мы уже успели убедиться. Но вот каким образом вы собираетесь определить рост?

- Весьма простым способом. Я хорошо запомнила, где была тень от головы. Ну, то место на стене… Если поставить в проем двери другого человека и сравнить насколько тень от его головы будет выше или ниже того места, то можно либо навскидку сравнить их рост, либо измерить угол падения света и высчитать рост человека с точностью до дюйма. Пока могу сказать, что человек тот был высоким. И весьма высоким. А это, какая ни на есть, а уже примета!

- Это лишь при условии, что вы видели тень преступника. Хотя в логике вам не откажешь, мисс Шерлок Холмс! Даже допуская, что убийца скрылся в другом месте, а в фойе выходил совершенно невиноватый человек, то он должен был видеть преступника. Или хотя бы слышать выстрелы. Но никто из допрошенных, а мы допросили большую часть присутствовавших в театре на момент совершения преступления, ничего не видел и ничего не слышал.

- Получается, что один из этих людей лжет. И именно этот человек является преступником.

- Я тоже прихожу к мнению, что преступник не успел покинуть театр до того момента, как были перекрыты выходы. Но легче от того не становится. Получается, что все друг друга видели, и никто не отлучался за кулисы. Сейчас мой помощник еще на раз проверяет это, но боюсь, что алиби есть у всех. А значит и под подозрением все. И даже если отбросить самых достойных людей, хотя формально такое исключение делать не полагается даже для губернатора, то все равно под подозрением несколько десятков человек. Так что если удастся подтвердить ваше сообщение, а тем более вычислить рост… Это даст нам хоть какие-то крохотные шансы.

- А почему вы сказали про несколько десятков человек? В театре же был аншлаг? А это почти тысяча человек.

- Ну, галерею и балкон мы сразу исключили. Для тех, кто смотрел спектакль с галереи и с балкона, устроен отдельный гардероб, все пальто там разобрали еще до того, как начался фуршет. Про большинство из тех, кто занимали места в ложах, партере или бельэтаже тоже достоверно известно, что они ушли раньше. Господин Кухтерин сделал приглашение определенному кругу лиц. Некоторые отказались, другие приняли приглашение. К примеру, Евграф Иванович сослался на недомогание и велел господину Кухтерину от своего имени передать труппе свои восторги по поводу спектакля, а сыновья его с женами остались. Помимо приглашенных образовалась еще немалая компания из молодежи, каковая, можно сказать, напросилась поучаствовать. Господин Кухтерин не стал препятствовать, более того, пригласил всех к столам, потому как заказ всегда делает с размахом и запасом. Весьма маловероятно, что кто-то сумел спрятаться в театре. В зале работали уборщики. Истопники были на своих местах. Швейцары и те же гардеробщики тоже. Все были на виду друг у друга. И господа актеры уверяют, что в их уборных никого не оставалось. Да вы и сами это подтверждаете. Потому и получается, что искать следует среди тех, кто присутствовал на фуршете. Но от этого вывода, повторюсь, легче не становиться.
Дмитрий Сергеевич умолк, отошел к окну, потер воспаленные глаза.

- Эка красотища за окном? Ну что, Дарья Владимировна, прокатимся в театр? Я все равно собирался провести следственный эксперимент и проверить по хронометру, сколько времени вы пробыли на крыльце и насколько быстро после выстрелов вернулись обратно. Заодно и с тенями вашими разберемся. Едем?

- Ну конечно едем!


- Хорошо на свежем воздухе, в сон не клонит, - сказал мне Дмитрий Сергеевич, когда сани выехали на базарную площадь и покатили к Новому мосту через речку Ушайку. – Как московской гостье нравится наша сибирская зима?

- Очень нравится, - отозвалась я, кутаясь в полог. – Боюсь, по правде сказать, настоящих сибирских морозов.

- Напрасно боитесь. Морозы и впрямь бывают такие, что птицы на лету замерзают. Только это редкость. Да и человеку в городе они не страшны. Если сыт и тепло одет, то мороз бодрит да щеки румянит. У нас нередко говорят, что сибиряк это не тот, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одет. Да нам с вами и вовсе морозов бояться не с чего. Добежал до места и опять в тепле. Вот тем, кто на улице работает, бывает несладко. Городовым или тем же извозчикам. Но и они не особо жалуются, привыкли. Ну что, перестали бояться?

- Перестала, - наконец-то впервые со вчерашнего вечера я смогла улыбнуться.

- Вот и славно. Как Афанасий Николаевич себя чувствует?

- Да в целом неплохо. Ему бы еще денек полежать – болезнь бы совсем отстала. Но ведь он в театр собрался. Будто без него с похоронами не решат ничего. А вы откуда моего дедушку знаете?

- Григорий Михайлович нас познакомил. Вы уж не удивляйтесь, но мы не раз с ними беседы вели. О литературе, о театре, о живописи.

- Только вот трактир Портнова не самое лучшее место для бесед об искусстве, - не удержалась я от замечания.

- Так. А это-то вам откуда известно? Вряд ли Афанасий Николаевич про то рассказывал?

- Ну, дед с Михеичем могли бы заведение и попроще выбрать. Вам же по чину вашему больше «Славянский базар» или другой ресторан подходит. Но для них это как раз дорого. Получается, что место для посиделок вам надо было выбирать с одной стороны приличное, с другой – не слишком дорогое. Много ли таких мест?

- Вы правы, немного. Но вы меня опять удивили.

- Опять же от дедушки после посиделок нередко анисовой водкой пахло. А она, по разговорам, наилучшая во всем городе именно у Портнова. Дед плохую водку пить бы не стал.

- А не хотите ли к нам на службу определиться? – он посмотрел на меня, пряча в глазах улыбку, но я лишь пожала в ответ плечами. – Жаль! А еще больше жаль Михеича. Лучших собеседников, чем Михеич и ваш дедушка я, пожалуй, что и не встречал. Вот только бывало, как заспорят о сочинениях Шекспира! Страсти разгораются не меньшие, чем в самих сочинениях, о которых спор заходит!
За разговором мы добрались до места совершенно незаметно.

Сегодня в труппе намечался выходной день, но почти все были в театре. В результате на Дмитрия Сергеевича обрушился град вопросов, и ему пришлось приказным порядком потребовать, чтобы все покинули театр. На это последовали возражения, что многих вызвали в театр для дачи свидетельских показаний, и никто потому уходить не собирается. Следователь припомнил, что такое распоряжение дал сам же, так как в управлении столько народу не поместилось бы. Пришлось всех ожидающих допроса отправить в зрительный зал, но большинство переместилось в буфетную. Раз уж буфетчики тоже были вызваны, то посчитали нужным откликнуться на просьбы актеров, и открыли буфет.

За кулисами снова стало пусто. Почти как вчера. Только осталась я не с господином Вяткиным, а с Дмитрием Сергеичем и двумя его помощниками.

- Ну-с, дамы и господа! Мы с вами поступим следующим образом. Я встану здесь, у самой двери, и буду засекать по хронометру временные отрезки. Вы, Даша, с моим помощником, Андреем Ивановичем, спуститесь вниз и постоите на крыльце по возможности ровно столько же, как и вчера. Когда подойдет время услышать выстрелы, попросите Андрея Ивановича крикнуть нам. Потом подниметесь сюда так же быстро, как вчера. Второй мой помощник будет находиться в комнате, где случилось происшествие. Он изобразит выстрелы и постарается побыстрее скрыться в фойе. Вопросы?

- Дмитрий Сергеевич, как мне выстрелы изображать? Кричать «бах-бах»? – спросил его помощник, который должен был оставаться наверху.
Все рассмеялись.

- Не вижу ничего смешного, - обиделся помощник следователя.

- Прости, Михаил, - успокоил его Дмитрий Сергеевич. – В вопросе и впрямь ничего смешного нет, смешно как ты его задал. А так правильный вопрос, на крыльце должны наши «выстрелы» услышать. А твое «бабах» вряд ли будет слышно.

- Можно в комнату войти? – спросила я. И получив утвердительный ответ, распахнула дверь. – Идите сюда. Вот, будьте любезны взять эту доску и положить ее на стол. - Спасибо. Теперь, если взять эту планку и вот так резко плашмя опустить ее на доску…

Я хлопнула планкой по доске и прозвучал «выстрел». Михаил даже вздрогнул.

- Этой планкой Михеич делал за сценой ружейные выстрелы. Для револьверных нужна другая. Если есть необходимость, могу принести.

- Думаю, это не важно, - ответил следователь. – Михаил, попробуй повторить.
У его помощника в целом получилось совсем неплохо. Увлекшись, он попробовал «выстрелить» еще пару раз, из-за чего прибежал переполошившийся городовой, дежуривший у служебного входа. Услышав объяснения, он успокоился и собрался вернуться на свой пост, но почти сразу вновь заглянул в комнатку Михеича:

- Ваше высокоблагородие! Тут не один я переполошился. Господа артисты вон, тоже засуетились.

- Э-э-э… прогони их. Да постой у входа, чтобы не лезли к нам, - потребовал Дмитрий Сергеевич. – А мы давайте-ка приступим к делу. Нам еще надо многое сделать. Начинайте, Дарья Владимировна.

Я кивнула и вышла в коридор.

- Вот здесь мы распрощались с господином Вяткиным и он убежал. Я чуть задержалась, чтобы застегнуть шубку, и тоже пошла вниз.
Мы с помощником спустились по лестнице и вышли на крыльцо.

- Я как спустилась, увидела вон там за углом, что господин журналист садиться на извозчика и подумала, что правильнее будет тоже ехать на извозчике, а значит надо идти туда же, а не в обратную сторону. И тут раздались хлопки.

- Миша, - закричал Андрей Иванович и почти сразу сверху послышались «выстрелы». Один, второй, третий.

- Тут я подумала, что в комнатке у Михеича шампанское открыли и чуть поразмышляла об этом.
Все это я говорила не столько Андрею Ивановичу, сколько самой себе. Чтобы лучше все вспомнить и как можно точнее повторить.

- А потом вспомнила про конфеты и решила вернуться.

Я сама отворила тяжелую входную дверь и стала подниматься, перешагивая через ступеньку, как это делала вчера. Поднявшись на второй этаж, мы увидели лишь Дмитрия Сергеевича с часами в руке. Михаила уже не было видно. Успел скрыться за дверью, а сейчас уже возвращался обратно.

- Не успели, сударыня. Хотя и не успели совсем чуть-чуть. Думаю, что преступник должен был уйти сразу после последнего выстрела и, если не бежать, то двигаться весьма быстрым шагом. Что и проделал мой помощник. Может, вы чуть дольше задержались?

- Нет, все было точно как вчера. Но есть одна неправильность. После первого выстрела была пауза. Длинная. Секунды две, а то и больше

По просьбе следователя я несколько раз отбила ту частоту, с которой вчера звучали выстрелы.

- Повторить! – скомандовал Дмитрий Сергеевич.

В этот раз я появилась на этаже ровно в тот момент, когда закрывалась дверь, и даже успела увидеть тень, которую отбрасывал помощник следователя. Все получилось точно как накануне, разве что тень была при дневном свете совершенно бледной и откидывалась иначе, потому что горевшая вчера вечером лампа не была включена, и фойе сейчас освещалось только светом из окон. Но мы все равно повторили все еще дважды. Наконец, Дмитрий Сергеевич, удовлетворенно кивнул:

- Достаточно. По вам, сударыня, часы проверять можно и даже секундомер. Четырежды вы возвращались за одно и тоже время с точностью до половины секунды. Да и наш Михаил, кроме первого раза, показывал одно и тоже время.

- Вы для этих бегов выбрали именно Михаила, потому что он высокий? – спросила я.

- Совершенно справедливо. Если вы правы и преступник был высок, то и в эксперименте должен участвовать высокий человек. Не примите за обиду, Андрей Иванович, но, к примеру, при вашем росте шаг будет короче, и результат мог получиться иным. Давайте теперь тень отца Гамлета замерять. Хотя батюшка датского принца тут и не при чем. Михаил, будь любезен распорядись, чтобы в фойе электричество включили.

Михаил ушел исполнять поручение, а мы подошли к дверям, ведущим в фойе театра.

- Дмитрий Сергеевич, посмотрите: стена по большей части окрашена чуть светлее и тень на ней была видна отчетливо. А бордюр по верху чуть темнее. Так вот тень от головы почти касалась бордюра, но все равно оставалась ниже. Мне туда не дотянуться, но если вы протянете руку, то я смогу точно указать самое высокое место.

Дмитрий Сергеевич не просто обозначил рукой указанное мной место, но и пометил его карандашом. Как раз вернулся более высокий из его помощников, а в фойе загорелось электрическое освещение. Когда Михаил входил из фойе к нам в коридор, его тень, ставшая более резкой при свете лампы, скользнула по стене, едва не дойдя до карандашной отметки. Но мы все равно проверили это на несколько раз. Получилось, что в это место тень падала лишь в тот момент, когда человек стоял сразу за дверным проемом. Дмитрий Сергеевич сделал на стене вторую отметину, в том месте, куда достигала тень его помощника. Разница получилась всего в палец толщиной.

- Поскольку лампа расположена на стене и находится, по сути, на высоте человеческого роста, то нет особой надобности заниматься геометрическими построениями и вычислениями углов и всяких тангенсов. Будем считать, что человек, выходивший из двери, был примерно на дюйм выше Михаила. Учитывая тот факт, что каблуки у обуви вполне могут разниться в тех же пределах, то большей точности нам все равно не достичь. Итак, господа, все это еще ничего не значит. У нас нет ни малейших доказательств, что выходивший отсюда человек является преступником. Но я все же предлагаю всем нам обратить первостепенное внимание на тех из нашего обширного списка подозреваемых, кто имеет высокий рост и, особо, на тех из них чей рост соответствует полученным нами данным. А это что такое?
Последние слова относились к появившемуся здесь буфетчику с подносом, уставленным стаканами с чаем и тарелкой с бутербродами.

- Здравствуйте, - поприветствовал он нас. – Дашенька, Петруша узнал, что вы здесь сыскными делами заняты и велел вас чаем напоить. Ну и гостей ваших, как же без этого?

От таких слов следователь с помощниками пришли в некоторое изумление и не знали что сказать.

- Спасибо, Антоша. Ты поставь чай в кабинет Шишкина. Мы сейчас с удовольствием чаю выпьем. Вот только дела закончим.

- Да мы, собственно, закончили, - обрел дар речи Дмитрий Сергеевич. – Так что стакан горячего чая очень кстати придется. Вы, уважаемый, примите нашу благодарность и поблагодарите того, кто о нас заботу проявил.

Буфетчик поклонился и убежал, а мы сели в комнатке, где вчера еще обитал господин хозяйственный распорядитель, и принялись пить чай.

- Нет, каково? – обратился к своим помощникам Дмитрий Сергеевич. – Андрей Иванович! Михаил Аполинарьевич! Каково я вас спрашиваю? Вот так вдруг узнать, что сие прелестное создание, по мнению обитателей театра, занято сыскными делами, а мы у нее в гостях?

- А вполне справедливо, - задумчиво произнес Михаил Аполинарьевич, которого скорее всего из-за столь длинного отчества, а не по причине молодого возраста, звали лишь по имени, и отхлебнул чая. – Мы с вами всю ночь бились, огромное число народа опросили, место преступления через увеличительное стекло изучили. И что с того? Да ничего. А Дашенька - вы позволите вас так называть? – хоть крохотную, но зацепку дала. Даст бог, теперь дело сдвинется.

- По-честному, так и я того же мнения, - уже серьезным тоном сказал господин судебный следователь.

- Дмитрий Сергеевич, а орудие преступления не обнаружили? – спросила я, хотя и так уже догадалась, что револьвер не найден.

- Оружие не обнаружено. Мы, само собой, не могли вчера обыскать всех присутствовавших, но полагали, что револьвер утаить при себе не столь просто. Театр же обыскали самым тщательным образом. Но ночью извлекли пули и выяснилось, что речь идет не об армейском оружии, а о совсем небольшом револьвере.

- Вроде дамского Смит и Вессон тридцать восьмого калибра? – уточнила я.

Следователь всплеснул руками, посмотрел на своих товарищей, но скоро успокоился:
- Чему я удивляюсь? С вами нужно совершенно отучиться удивляться. Вы правы, калибр именно тридцать восьмой, и патроны с такими пулями предназначены для револьверов этой системы. И если это так, то мы имеем дело с автоматическим оружием, которое легко умещается в кармане.

- Или дамской сумочке, - вновь вылезла я со своими замечаниями.

Но, похоже, о том полицейские успели подумать и сами, потому как все трое согласно кивнули мне.

- Уверен, сударыня, что нет необходимости говорить вам о том, что все эти сведения должны оставаться в тайне? – спросил Дмитрий Сергеевич и настала моя очередь кивать в знак согласия. – Мы с вами на эти темы беседуем исключительно по причине уверенности, что вы тем или иным путем сами обо всем дознаетесь или догадаетесь.

Я еще раз кивнула.

- Можно еще про дактилоскопию спросить? – поинтересовалась я, чувствуя что встреча наша подходит к завершению.

- А вот дактилоскопию мы не проводили, - ответил Дмитрий Сергеевич. – Сказать причину или сами ее изложите?

- Ну… преступник пробыл в помещении самое короткое время и, судя по всему, ничего не трогал. Дверь была открыта и когда я уходила, и когда вернулась. Следовательно, отпечатки пальцев преступника искать нет смысла. Что же касается двери в фойе, то за ее дверную ручку после преступника брались несколько человек. Первой, к стыду, была я сама. Так?

- Ну слава Богу, хоть что-то вы не угадали? – засмеялся следователь. – Доводы вы привели основательные, но отпечатки пальцев мы не снимали по той простой причине, что дело это все же новое и специалист, данной работой занимающийся, уехал в Енисейск. В Енисейске ограбили банк, взяли весьма и весьма крупную сумму. И там работа дактилоскописта оказалась успешной. Пальчики уже имелись в нашей картотеке, личность преступника была определена, и задержать его было уже делом техники. К слову сказать, в Петербург, в Департамент полиции прошлым летом приезжала делегация из самого Скотланд-Ярда. Говорят, что удивлялись, как это они от нас в таком важном деле, как дактилоскопия отстали и спешили опыт перенять. То-то они удивились бы узнав, что у нас в Сибири, которая, по их мнению, даже не самый край света, а много дальше, успешно применяют столь современные методики.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Взнос от VAK
СообщениеДобавлено: Пн сен 21, 2009 8:28 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн июл 13, 2009 8:02 pm
Сообщения: 43
Влад, скажу откровенно - это увлекательно.

_________________
Сказал, как отрезал


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Взнос от VAK
СообщениеДобавлено: Пт янв 29, 2010 7:52 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт янв 26, 2010 1:58 pm
Сообщения: 3
если честно то я ничего не понял((

__________________________
услуга офисный переезд


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Взнос от VAK
СообщениеДобавлено: Сб окт 02, 2010 10:52 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт июн 30, 2009 12:58 pm
Сообщения: 33
Mr God писал(а):
если честно то я ничего не понял((

Поздновато откликаюсь, но и ответ на реплику только на днях появился. Книга вышла целиком в издательстве ЭКСМО под названием "Звезда сыска". Так что есть у вас теперь возможность понять хоть чего-то.

__________________________
услуга офисный переезд


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron